Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

mar

Про Пушкина

В школе писали по Пушкину и ничего не понимали.

"Воля и покой," - цитировали мы с презрением и про себя думали так: никогда! никогда! никогда! моя жизнь будет подчиняться только законам риска и умопомрачительным поворотам судьбы. Всегда - Болконский, никогда - не Пьер.

Потому что мы читали и перечитывали письмо Онегина и полностью соглашались с его демоническими Keats-like пристрастиями.

Я думал: вольность и покой
Замена счастью. Боже мой!
Как я ошибся, как наказан.


Оказывается, не так. Все намного проще. В жизни есть не хаос, а структура. Не случайность, не закон провидения, а работа, разум и интеллект. Вот так мы становимся гнусными нигилистами.

На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальнюю трудов и чистых нег.
mar

Черное стекло

Купила в Московистане несколько книг, представляющих якобы современную русскую литературу. Пришла в магазин "Москва" и спросила девицу: посоветуйте, мол, что народные массы читают. Она мне и насоветовала. "Купите это, купите сё," - и отделаться от нее уже было невозможно.

1. Эмиграция. Опыт моей жизни.
Коряво написанные откровения довольно гнусной девицы, обиженной на своих родителей за жисть поломатую. Дело в том, что родители увезли свою дочь в США в начале 1980х из города Нальчика. Более печального развития событий, конечно, трудно себе представить. Девица не смогла прижиться в новых условиях (анлийский язык трудный и вообще). Для таинственности книга подписана только инициалами (такую крамолу под своим байлайном писать стремно). Главная мысль: американцы все лохи и уроды, а в Советском Союзе все было ништяк. Разговоры о том, что кому-то нехватало свободы, выдуманы про-западными психами и неудачниками (немного есть намек на то, что лузерами становились при Союзе только те, кто не брали взяток, не торговали на черном рынке, жили на совковую получку и проч.). Повесть о крахе вялого человека, не способного адаптироваться к условиям конкурентной борьбы (простите за высокопарность). При этом себя автор считает эталоном человечьей красоты и эрудиции. Несколько забавных моментов - быт, еврейские байки. После этой книги приснился сон, будто наш офис переехал в Нью-Йорк и что теперь на рисепшене дают бесплатный кофе из Старбакса.

2. The Тёлки. Сергей Минаев.
Вымышленная жизнь москвичей, основанная на кальке современных европейских романов о чернушном существовании столичных 20-somethings. Понравилась неназязчивая реклама зубной пасты "Локалют Актив" - пошла даже купила в Интерфуде, но не понравилось (красного почему-то цвета). Задумка такая: Минаев изо всех сил пытается нарисовать отрицательного, но тем не менее ужасно привлекательного героя нашего времени. Себя он видит, разумеется, знатоком современных пороков. В этом косноязычном снобизме сидит крепкое желание самого Минаева быть таким-же - успешным, разочаровавшимся (Pechorin Today). В конце книги - ссылка на его жж, то есть как бы на продолжение повествования в реальном (или как бы сейчас сказали - "интерактивном") ключе.

3. Редкие земли. В.Аксёнов.
Никогда не читала Аксёнова, но тут мне кто-то рассказал, что у него был инсульт и вот решила почитать для общего развития. Прочла только первую сотню страниц, так что мое мнение, возможно, поменяется. Озон.ру говорит, что это "мужская проза" - сомнительное словосочетание, учитывая некоторый гомосескуальный подтекст. Язык прелый, пустой, этакий молодящийся Набоков, кинувший на подбор сложных прилагательных. Такой стиль сейчас называют стилем "денди". В той же лавочке и Аркадий Ипполитов (с книгой, неудачно названной "Вчера. Сегодня. Никогда"), у которого, в отличие от Аксенова, весьма отточенный и поэтичный слог (я большая его поклонница). Традиции "дендизма" идут с того же Печорина, ныне модного, да и целой плеяды восхитительных лузеров вроде Чаадаева и Кюхельбеккера (внешне похожего немного на Бората).

На десерт вот стихотворение последнего -- терпкое, агрессивное и вполне соотвествующее духу демонической группы "Агата Кристи" :

Нам в печалях утешенье
Богом благостным дано:
Гонит мрачные мечтанья,
Гонит скуку и страданья
Всемогущее вино,

Друг воды на всю природу
Смотрит в черное стекло,
Видит горесть и мученье,
И обман и развращенье,
Видит всюду только зло!
(Между 1815 и 1817)